Пусть говорят, будто счастлив только глупец,
Что лишь в беде да напасти Божий венец,
И лишь в осеннем ненастье видит отраду мудрец.
Выходит, я – безнадежный, круглый дурак,
Поскольку счастлив безбожно и просто так,
Живу цветком придорожным небу бескрайнему в такт.

Я привык улыбаться людям как знакомым своим.
Счастье – это как торт на блюде, одному не справиться с ним.
Я привык улыбаться людям, и быть может вполне,
В час, когда я несчастлив буду, кто-то улыбнется мне.

Пусть говорят, что не стало верных друзей,
Что до обидного мало щедрых людей,
Что даже конь с пьедестала прыгнет за сотку рублей.
А я встречал бескорыстных верных во всем,
По-детски светлых и чистых в сердце своем,
Наверно, просто нам близко то, чем мы сами живем.

Я привык улыбаться людям как знакомым своим.
Счастье – это как торт на блюде, одному не справиться с ним.
Я привык улыбаться людям, и быть может вполне,
В час, когда я несчастлив буду, кто-то улыбнется мне.

Может, это смешно, может, это грешно, но

Я привык улыбаться людям как знакомым своим.
Счастье – это как торт на блюде, одному не справиться с ним.
Я привык улыбаться людям, и быть может вполне,
В час, когда я несчастлив буду, кто-то улыбнется мне.
Кто-то улыбнется мне, кто-то улыбнется мне