Прошел год. Он был непростым, но плодотворным.
Я представляю тебе очередной альбом.
Наверное, нужно подробней о содержании формы,
Но ты поймешь все сам, прочитав его от корки корки.

Очередная попытка прыгнуть выше головы,
Но в итоге — что-то напел, о чем-то поговорил.
Очередная попытка определиться в стиле,
Но определиться в стиле — это не в моем стиле.

Пока искренность греет души и волнует умы
И дальше буду гнуть свою линию, как гнут ломы.
Да, я — не Бродский, и не Бетховен,
Но верю, что и для меня есть место в мире букв и нот.

Не убит ментами, герычем, комплексом лимиты.
Мне хорошо и без «хорошо», не было б беды…
Не зарекаюсь от тюрьмы, пока — Бог миловал.
Тут на «раз-два» сменишь Сан-Тропе на лесоповал.

Ритм жизни заставляет быть деловым,
Но я считаю — такты в ритме лучше, чем рубли.
Говорят, мой рэп превратился в бизнес. Говорят, я забил на близких
И забыл внести их фамилии в списки.

Очередной «сольник» мариновался в особом рассоле.
Я решил сделать этот торт вкусным и многослойным.
Старался быть собой, избежать рисовок,
Показать максимум, на что этот ростовский «Васек» способен.

Было много текстов и минусовок — выбирал особые.
Было сложно, но не было подтасовок.
Это блюдо приготовлено и со вкусом, и просто —
Без всяких там омаров, лангустов и лобстеров.

В оригинале с соусом и простенький рецепт,
Как дважды два, как витамин C.
И, если это — не попадание в цель, то уж точно не холостой выстрел.
От этого стафа приход не будет понятным и быстрым.

Будь моим критиком, суровым и объективным.
Я этот материал из самого нутра вынул.
Не все звучит так, как намечалось.
Тут в пору свернуться, удачно причалив, но это — самое начало.

Припев:
Пусть каждому воздастся по делам его.
Добро пусть будет принято с добром.
Укажи нам верный путь — роза ветров,
Намерения чисты — свидетель Бог.

Моя боль и тепло, страх и любовь.
Интро. Новый альбом.
Я не обрубал чьи-то надежы и веру,
Но первый — небодяженый, остается небодяженым и первым.

Записывал голос с температурой под 40.
Был беспощаден к себе, как к уголовникам СОБР.
Боролся со сном и глючащим софтом,
Находясь в самолете, где-то между Москвой и Владивостоком.

На злости выносил дверь из петель и с замком, и с засовом.
Как в казино — проигрывал все и выигрывал снова.
Убирал с трасс и пи**оболов, и снобов.
Тут говорилок — до**я, а дефицит — толковых.

Не знаю, кому этот альбом адресован,
Но я лез в подсобку за каждым song’ом, там нычка из особых.
Освобождаясь от подтекстов, кавычек и скобок ,
Стремился показать из чего я соткан и собран.

По сто версий каждой песни,
Но, как правило, прет та, на которой слой пыли и плесени.
Музыка, музыка, мне не легко с ней…
Но, чем сложнее цель, тем интересней!

Сложил-вычел, зажег без спичек —
Каждый сам решает, чем себя пичкать!
Обрел крылья, но не стал обидчивой птичкой.
Боишься жить сынок? — Умойся Святой водичкой.

Эй! Композитор, не тормози там! Харэ тянуть резину.
Мозги нам не компостируй, порадуй релизом.
Надо удивлять новизной хейтерам назло
И закончить сезон с набитой казной.

Но я нес тебе это музло через мороз и зной
За пазухой, чтобы не выронить ни один эпизод,
Чтобы сохранить каждый узор, каждую деталь .
Этот альбом — моя золотая медаль.

Припев:
Пусть каждому воздастся по делам его.
Добро пусть будет принято с добром.
Укажи нам верный путь, роза ветров,
Намерения чисты — свидетель Бог.

Моя боль и тепло, страх и любовь.
Новый альбом.
Я не обрубал чьи-то надежы и веру,
Но первый небодяженый остается небодяженым и первым.

Пусть каждому воздастся по делам его.
Добро пусть будет принято с добром.
Укажи нам верный путь — роза ветров,
Намерения чисты — свидетель Бог.

Моя боль и тепло, страх и любовь.

Я не обрубал чьи-то надежы и веру,
Но первый — небодяженый остается небодяженым и первым.